Слово

Сколько хорошего может сделать иной раз одно слово, сказанное вовремя, обдуманно, слово, исходящее из сердца, плод доброго чувства, возвышенной мысли. С другой стороны, сколько невообразимого зла может сделать одно недоброе, едкое слово, действующее, как яд, направленный против ближнего. Как строго мы должны следить за этим небольшим членом, который призван только благословлять, распространять одно добро и противодействовать злу, где только может.

Большею частью люди смотрят слишком легко на сказанное слово; как часто, желая блеснуть умом, они готовы исказить истину и сказать то, что может принести великий вред; и так как мы уже не можем остановить действия сказанного слова, которое бывает гораздо сильнее, чем мы думаем, оно распространяется все дальше и дальше, преувеличивая по пути высказанную мысль, и, прежде чем мы успеваем опомниться, оно уже поставило клеймо на человека, может быть, и ложное.

Постараемся же всегда помнить это и будем чаще повторять в своем сердце: «Положи, Господи, хранение устам моим!» (Пс. 140:3) И вместе с тем, не дай нам, Господи, воздержаться от того слова, которое подчас должно быть сказано в защиту правды или для ободрения и утешения скорбящего, которого нередко одно слово может подкрепить и согреть в минуту уныния. Не будем лишать ближнего этой поддержки из ложного стыда или неуместной робости, и пусть слово наше «будет всегда с благодатию… дабы вы знали, как отвечать каждому» (Кол. 4:6).

День за днем. Дневник священника.

 

Ты дал мне заповедь Твою…

Тысячи раз переживем мы и пламенное устремление к Богу, и повторяющиеся отпадения от Света Его. Часто и многообразно ощутим мы неспособность нашего ума подняться к Нему; иногда будем с болезнью в сердце высказывать Ему наше бедственное состояние: «Ты дал мне заповедь Твою – любить, и я принимаю ее всем моим существом; но вот, во мне самом не обретаю силы этой любви… Ты есть Любовь; прииди же Ты Сам и вселись в меня, и совершай во мне все то, что Ты заповедал нам, ибо заповедь Твоя неизмеримо превышает меня… Изнемогает мой ум постигать Тебя. Не может мой дух проникнуть в тайны жизни Твоей… хочу во всем творить волю Твою, но дни мои истекают в безвыходных противоречиях… Страшусь потерять Тебя за те злые мысли, что в сердце моем; и страх этот распинает меня… Прииди же и спаси меня утопающего, как спас Ты Петра, дерзнувшего пойти к Тебе навстречу по морским водам» (ср.: Мф. 14:28–31).

По временам нам кажется, что действие молитвы слишком медлительно: несоразмерно краткости нашего существования; и крик вырывается из груди: «Поторопись!». Он не всегда сразу откликается на наш призыв. Как некий плод на дереве, Он оставляет душу нашу быть опаленною солнцем, вынести удары холодных и жгучих ветров, томиться жаждой или выносить потоки дождей. Но если мы не выпустим из рук наших край Его ризы, то увидим благой результат.

Нам необходимо пребывать в молитве возможно большее время, чтобы Его непобедимая сила проникла в нас и сделала бы нас способными противостоять всем разрушительным влияниям. И когда возрастет в нас сила сия, тогда радость надежды на окончательную победу воссиявает в нас.

Архимандрит Софроний (Сахаров)

 

«Господь, обратясь, взглянул на Петра» (Лк. 22:61)

Что было в этом взгляде Спасителя? Что должен был почувствовать Петр, встретив этот взгляд, полный кроткого, любящего упрека? Немудрено, что в нем внезапно пробудилось раскаяние, что он понял в эту минуту, как огорчил своего Учителя и Господа, и горячие слезы полились из его глаз. Он, так сильно надеявшийся на свою твердость, еще незадолго до этого утверждавший, что всюду последует за Христом, – мог в одно мгновение забыть все это и, поддавшись мелкому чувству малодушия, отречься от Того, за Которого готов был умереть!

Потому понятна вся глубина раскаяния, охватившего Петра, когда взгляд Спасителя как бы пробудил его от малодушия. Пусть же этот взгляд, полный любви, но и справедливого обличения, остановит и нас, когда мы бываем готовы забыть наши обеты, наши благие намерения, когда любая, даже ничтожная причина побуждает нас уклониться от истины.

Докажем же свою любовь к Спасителю нашему нашим преданным служением Тому, Кому мы решились быть верными навсегда. Не рассчитывая на собственную твердость, которая бывает так непрочна, станем уповать на Бога, держась за Него, опираясь на Его слово, на живой, неиссякаемый источник этого слова. И, вспоминая об отречении Петра, будем всегда искать этот Божественный взор нашего Спасителя. Будем обращаться прежде всего к Нему, всякий раз, когда почва под нами колеблется и мы чуем приближение опасности. Опираясь на Него Самого, будем верны Ему до смерти. И когда и к нам обратятся слова Спасителя: «Любишь ли ты Меня?» ответим и мы Ему, без колебания: «Ты все знаешь, Господи, Ты знаешь, что я люблю Тебя!» (Ин. 21:17).

День за днем. Дневник священника.

 

Истинный Мессия возвышеннее и чудеснее всех ожиданий человеческих

Спаситель наш, один-единственный, вознесся на небеса, откуда прежде сошел как Посетитель. Вознесся в Царство Свое, вечное и бессмертное, в котором Он приготовил место наследникам Своим из другого Своего царства, из Своей земной Церкви.

Посему, не ожидайте другого мессию, который пообещает вам так называемое земное царство и на земле воцарится. Такого мессию ждут неверные, которые не сохранили в себе образ Божий. Не знают они, несчастные, что ложный это мессия, а не истинный. Ибо сколько бы ни продолжалось царство земное, каким бы великим и прочным оно ни было, и ему, как всему временному и земному, должен прийти конец. А конец ведет к печали и отчаянию.

Разве может такое царство насытить ваши души и успокоить сердца? Разве такой мессия по душе вам? Истинный Миссия, сказал: “Царство Мое не от мира сего” (Ин. 18:36). Истинный Мессия возвышеннее и чудеснее всех ожиданий человеческих, а потому прекраснее и невыразимее любых желаний. Царство Его вне времени, вне перемен и тлена – Царство вечное, бескрайнее, бессмертное.

Это вера святых, вера победивших себя и вознесших ум и сердце к светлым небесам. С помощью веры презрели они земное, и вознесли свои сердца к духовному, и освятились. Они принесли плод веры, прекраснейший из всех плодов земных. Веру эту не могут принять разнузданные, чьи сердца и души влачатся по земле. Только те, кто обуздывает и утесняет себя и упражняется в добродетели, возрастают до небесных высот. Те, кто знает сладость молитвы, радуются этой вере. Те, кто творит милостыню и прощает, радуются этой вере; кто творит милостыню и прощает падшим, веселятся верой этой. Они постоянно памятуют о Страшном Суде, и потому Суд не будет им страшен. Чадами Божиими будут названы они, детьми Царскими. И царствовать вечно будут с вознесшимся Господом. И обогреются у очага вечной любви, вечного родительства Божиего.

Святитель Николай Сербский

 

Исхода не видишь иногда от грехов своих

И мучат они тебя: страшно тоскливо сердцу иногда от них бывает; но воззрит Иисус – и потекут ручьи слез, а со слезами и все сплетение зла в душе в ничто обратится: и плачешь, и радуешься, что такая милость тебе вдруг неожиданно послана; а теплота-то какая на сердце, а легко-то как бывает: так бы и улетел тогда к Самому Господу Богу! Благодарю всем сердцем моим Господа, очищающаго вся беззакония моя!

Плотская нега, окамененное нечувствие ко всему духовному, священному, есть теснота вражия, хотя плотский человек не считает ее теснотою, потому что благоволит о ней; но хотящие жить духовно считают ее теснотою, потому что не допускает она Бога до сердца нашего, не дает излиться в сердце благодати Божией, оживляющей и просвещающей нашу душу, делает душу нашу неплодною делами веры, надежды и любви. Делаешься какой-то плотяный, духа неимущий.

О, как многоразличны гонения! Как поскорбишь от сердца об этом окамененном нечувствии, как проплачешь пред Господом: оно и пройдет: и сердце согреется и размягчится, и сделается способным к духовным созерцаниям и святым чувствам.

Когда молишься о прощении грехов своих, укрепляйся всегда верою и упованием на милосердие Божие, готовое всегда прощать наши грехи по искренней молитве, и всячески бойся, как бы не запало в сердце отчаяние, выражающееся тяжелым унынием сердца и принужденными слезами. Что твои грехи против милосердия Божия, каковы бы они ни были, лишь бы только искренно ты каялся в них! А бывает часто, что человек молится и внутренне сердцем не надеется, что грехи его будут прощены, считая их как бы выше Божия милосердия. За то, действительно, и не получает прощения, хотя и источники невольных слез прольет, и с скорбным стесненным сердцем отходит от щедрого Бога, — того он и достоин: веруйте, яко приемлете, говорит Господь, и будет вам. Неуверенность в получении просимого у Бога – хула на Бога.

Если согрешишь в чем пред Богом (а мы грешим премного каждый день), тот-час же говори в сердце своем, с верою в Господа, внимающего воплю твоего сердца, со смиренным сознанием и чувством своих грехов, псалом Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей, и прочитай сердечно весь псалом пятидесятый; если не подействовал он один раз, сделай другой прием, только прочитай еще сердечнее, еще чувствительнее, и тогда тебе немедленно воссияет от господа спасение и мир душе твоей. Так всегда сокрушайся: это верное, испытанное средство против грехов.

Иной как будто молится Господу, а сам работает диаволу, гнездящемуся в сердце, потому что молится устами только, а сердце его холодно, не чувствует и не желает того, чего уста просят и что говорят, и далече отстоит от Господа. Также есть много причастников, которые причащаются тела и крови Христовой не искренно, не с великою любовию, а только устами и чревом, с маловерием, холодностью, с сердцем пристрастным к пище и питию, к деньгам, или склонным к гордости, злобе, зависти, лености, и сердцем далече отстоят от Того, Кто весь любовь, святыня, совершенство, премудрость и доброта неизреченная. Таковым нужно глубже входить в себя, глубже каяться и глубоко мысленнее размышлять о том, что есть молитва и что причащение.

Усердная, слезная молитва не только грехи очищает, но и телесные немощи и болезни исцеляет и все существо человека обновляет, и, так сказать, перерождает (говорю с опыта). – О, какой дар неоцененный – молитва!

Святой Иоанн Кронштадтский

 

 

С благодатью и без…

Вот попустил Бог бесам тебя потрясти немного, чтоб ты увидел, где находишься. Чтобы стала явной гордость, чтобы смирилось твое сердце. Чтобы ты познал, что ты – человек, то есть познал самого себя. Чтобы ты стал сострадательным к согрешающим и нисколько их не осуждал.

Как узнаешь ты о немощи естества, если тебя не пробудят демоны? Если сладкий Иисус не уменьшит Свою благодать, как ты научишься искусству всех искусств и науке всех наук?

Сейчас ты учишься этому искусству. Сейчас имеешь награду. Сейчас показываешь, что любишь Христа, а не тогда, когда есть благодать.
Какую же милость окажешь, когда есть благодать? Она сама тогда взывает неизреченно о себе самой: «Авва Отче!» Благодать зовет Подателя благодати: «Кто может меня разлучить с любовью Твоей, Иисусе мой?» Это говорит посредством телесных уст благодать, вселившаяся в тебя сила, а не плоть, как и в бесноватом оскорбляет и хулит посредством человеческих уст не он сам, а бес.
А плоть без благодати не может сотворить ничего.

Итак, видишь? Понимаешь, какая великая тайна кроется здесь, в этих словах? Христос ходатайствует за нас в Духе Святом. Поэтому когда Он приходит, мы становимся новыми, другими. Рыбаки – учителями. Блудники целомудрствуют. Воры не воруют. И все каются. И кто все это сделал? Один Ведующий. Благой Управитель. Сладкий Иисус. Единственная Любовь.

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

«Не знаете, какого вы духа» (Лк. 9:55)

Всегда ли и мы понимаем, какого мы духа? Как часто высказываются строгие суждения, справедливое, как будто бы, негодование, когда мы думаем, что имеем полное право произнести неумолимый приговор над нашим ближним. Иногда даже призываем на него наказание Божие! Но вспомните тогда эти слова Спасителя: «Не знаете, какого вы духа!»

Он, Всемогущий, но и Всепрощающий Христос, этими словами остановил учеников, когда они призывали небесный огонь на Самарян, не хотевших принять к себе Спасителя. Казалось бы, такой гнев был вполне справедлив с их стороны и должен был доказать их пламенную любовь к Спасителю. Но нет, такая любовь, требующая отмщения, не угодна Господу, потому что в ней нет того духа кротости, которому Он учит нас и который должен быть нашим духом – духом христианства. Как часто мы говорим, что простили бы все, что направлено против нас лично, но не можем простить оскорбление, нанесенное тому, кого мы любим, тем доказывая, что не знаем мы, какого мы духа!

Какое бы зло ни было нанесено нам или нашим близким – никак не извиняя это зло, ненавидя его, будем, однако, всегда «медленны на гнев, ибо гнев человека не творит правды Божией» (Иак. 1:19–20). Обратимся к провинившемуся в духе кротости, любви, всепрощения, в духе, побеждающем зло силою кротости и любви.

 

Господь мой — упование моё…

На заре, когда просыпаюсь, первые мысли мои устремляются к Тебе; первые движения души направляют к улыбке Твоей; первое слово, которое шепчу — имя Твое, первое изумление — Ты рядом со мной.

Как младенец, после страшного сна, обнимающий мать свою и радующийся, что сон не разлучил его с матерью, так и я: пробуждаясь, обнимаю Тебя и радуюсь, что блуждания во сне меня не отдалили от Твоей руки.

Как невнимателен я по отношению к Тебе, Любовь моя! Стыд гложет меня, что я так невнимателен к Тебе. В то время как Ты ни на мгновение не оставляешь меня, я во сне оставляю Тебя на многие часы.

Оттого проклинаю сновидения и сон мой, и восхищаюсь небесными силами, что не сводят взгляда с Тебя ни днем ни ночью. Сон утомляет меня, а Ты даешь мне отдых. Нет отдыха усталому без созерцания Тебя, нет наслаждения огорченному без разговора с Тобой, нет здоровья больному без прикосновения руки Твоей, нет очищения нечистому без омовения в свете Твоем.

Спешу в храм Твой пустынными улицами, спешу и никого не встречаю на улицах пустынных. Все спят и во снах своих мучаются из-за удаленности от Тебя, а Ты сидишь на каждой постели и ждешь возвращения душ из пределов дальних.

Стыд гложет меня, Любовь моя: как невнимательны души людские по отношению к Тебе, и как надолго отрываются они от Жизни своей.
И звери лесные проснулись на заре; и Ты стоишь рядом с ними и пасешь их. О пище думают звери лесные; о пище думают они рано утром, как и я. Да, я тоже думаю по утрам о пище для себя и знаю, что только Тобою голод мой утолиться может.

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

«И, взяв семь хлебов и рыбы, воздал благодарение, преломил и дал ученикам Cвоим, а ученики народу» (Мф. 15:36)

В духовном мире, как и в вещественном, нередко второстепенные причины управляют событиями. Спаситель умножил хлебы, но не Сам раздал их толпе. Он передал их сперва ученикам, и таким образом божественный дар не перешел непосредственно к ожидающей толпе, но через Его посредников.

Так бывает и с нами. Господь насыщает нас Своею пищею, но предлагает нам эту пищу очень часто в земных сосудах. Он посылает ее посредством испытаний, тяжелых перемен в нашей жизни и часто самым незаметным, самым обыкновенным способом. Каждый день, каждый час, каждое мгновение мы соприкасаемся с этими орудиями, посланными свыше. Весь жизненный опыт, какою бы ценою он ни был куплен, с какой-нибудь стороны нас воспитывает, так же как воспитывают нас и соприкосновения с людьми, которые встречаются на нашем пути. Хлеб небесный доходит до нас, проходя через бесконечное число рук человеческих.

Господи! Преврати и меня в одно из Твоих орудий – действуй через меня. Я бы хотел сознательно напитать алчущего Твоим хлебом, подкрепить его Твоею силою, я бы хотел взять в мои недостойные руки Твой хлеб и раздать его нуждающимся.

Дай мне только глубоко и смиренно осознать, что собственного запаса я не имею, что сух тот хлеб и нечиста та вода, которые бы я от себя хотел предложить ближнему; поэтому покажи мне, как я нищ, научи меня простирать руки сперва к Тебе, а потом уже к брату моему, чтобы передавать ему не мое, а Твое!

День за днем. Дневник священника

 

«Слава Богу!»

Могущественные слова! Во время скорбных обстоятельств, когда обступят, окружат сердце помыслы сомнения, малодушия, неудовольствия, ропота, должно принудить себя к частому, неспешному, внимательному повторению слов: «Слава Богу!» Кто с простотою сердца поверит предлагаемому здесь совету, и при встретившейся нужде, испытает его самым делом: тот узрит чудную силу славословия Бога; тот возрадуется о приобретении столь полезного, нового знания, возрадуется о приобретении оружия против мысленных врагов, так сильного и удобного. От одного шума этих слов, произносимых при скоплении мрачных помыслов печали и уныния, от одного шума этих слов, произносимых с понуждением, как бы одними устами, как бы только на воздух, содрогаются, обращаются в бегство князи воздушные; развиваются, как прах от сильного ветра, все помышления мрачные; отступают тягость и скука от души; к ней приходят и в ней водворяется легкость, спокойствие, мир, утешение, радость. «Слава Богу!»

«Слава Богу!» Торжественные слова! слова – провозглашение победы! Слова – веселие для всех верных рабов Бога, страх и поражение для всех врагов Его, сокрушенье оружия их. Это оружие – грех; это оружие – плотский разум, падшая человеческая премудрость. Она возникла из падения, имеет начальною причиною своею грех, отвержена Богом, постоянно враждует на Бога, постоянно отвергается Богом. К уязвленному скорбью напрасно соберутся все премудрые земли; напрасно будут целить его врачевствами красноречия, философии; тщетен труд самого недугующего, если он захочет распутать многоплетенную сеть скорби усилиями собственного разума. Очень часто, почти всегда разум совершенно теряется в этой сети многоплетенной! часто видит он себя опутанным, заключенным со всех сторон! часто избавление, самое утешение кажутся уже невозможными! и гибнут многие под невыносимым гнетом лютой печали, гибнут от смертной язвы, язвы скорбной, не нашедши на земле никакого средства, довольно сильного, чтоб уврачевать эту язву. Земная премудрость представала со всеми средствами своими: все оказались бессильными, ничтожными. Пренебреги, возлюбленнейший брат, отверженною Богом! Отложи к стороне все оружия твоего разума! Прими оружие, которое подается тебе буйством проповеди Христовой. Премудрость человеческая насмешливо улыбнется, увидя оружие, предлагаемое верою; падший разум, по своему свойству вражды на Бога, не замедлит представить умнейшие возражения, полные образованного скептицизма и иронии. Не обрати на них, на отверженных Богом, на врагов Божиих, никакого внимания. В скорби твоей начни произносить от души, повторять – вне всякого размышления – слова: «слава Богу!» Увидишь знамение, увидишь чудо: эти слова прогонят скорбь, призовут в сердце утешение, совершат то, чего не могли совершить разум разумных и премудрость премудрых земли. Посрамятся и этот разум, эта премудрость, а ты, избавленный, исцеленный, верующий живою верою, доказанною тебе в тебе самом, будешь воссылать «славу Богу!».

Святитель Игнатий Брянчанинов «Аскетические опыты»

 

Путем новым и живым

Люди часто ищут в Евангелии только способ пройти через долину смерти; они не ищут в нем помощи и указания для жизненного поприща. Но когда подходит к душе Христос, Он открывает ей путь новый и живой. Он открывает нам, что вечность началась для нас уже теперь и что мы можем ее познать, не дожидаясь смерти. Он открывает нам, что общение с Богом достижимо для нас не только после смерти, но и в жизни, что, представляя тела наши «в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения нашего» (Рим. 12:1), мы уже здесь, на земле, получаем Царствие Божие общением и соединением с Господом.

Без благодати Божией, без веры и любви мы шли путем греха, путем себялюбия, наслаждений, легкомыслия, широким путем, не ведущим в Царство Божие! Путь новый – есть путь отречения от себя, любви к ближним, путь узкий, часто тернистый. По нему мы должны идти под бременем креста, но он приведет нас к Господу. И светлая надежда на жизнь вечную, на соединение с Господом поддержит нас на этом пути.

Идя по Его стопам, мы не можем сбиться с дороги. Опираясь на Него, мы не ослабеем в пути. Он есть «путь и истина, и жизнь» (Ин. 14:6). Только бы открыты были глаза наши, только бы не дремало сознание наше, только бы всю жизнь мы искали и желали этого пути.

Господи! Неужели я отдамся Тебе только в смертный мой час? Покажи мне путь живой. Научи меня той святой жизни, которая отдается Тебе уже в Вифлееме, и далее в Назарете, и на Голгофе! Помоги мне идти с Тобою по пути живому; даруй мне среди моей земной жизни могущество бессмертия. Научи меня отказаться всецело от своей воли, покорив ее воле Твоей. Среди труда, среди забот, среди борьбы, в часы безмолвной скорби, в горе и в радости, в болезни и в здоровье, в нищете и в довольстве помоги мне отдаться всецело Тебе, сказав: «Отче! в руки Твои предаю дух Мой» (Лк. 23:46), – тогда моя земная жизнь будет живым путем к небу!

«День за днем. Дневник священника»

 

Господи, сложно нам понять Твои замыслы…

Наш человеческий замысел прост и не меняется уже тысячелетия: чтобы было тепло, светло и хорошо. Но не понимаем мы, глупые, что кроме тепло, светло и хорошо, есть нечто большее, что в сравнении со всем этим как океан в сравнении с каплей воды.

Понятно, что полноты земного счастья люди не получат никогда – его просто нет. То, что мы называем счастьем, лишь его кусочек, малая часть, песчинка…

Но, нет-нет, да проглядывает сквозь наши будни лучик Твоего света, который показывает мир таким, какой он есть на самом деле, а не наши пустые иллюзии и мечты.

Нет-нет, да и проглянет лучик света во мне. Он послан, чтобы увидеть какой я есть, и каким могу быть. Что-то, каким могу быть – в том есть глубина и смысл. Есть что-то настоящее, что не зависит от мнения других людей или от обстоятельств, времени — не зависит не от чего, кроме Тебя. Это и есть я. Но и Ты не ограничиваешь меня, а напротив, открываешь те горизонты, о которых я и не думал, а они есть. Сколько раз, Господи, я это видел, понимал, решался, но вновь луч света скрывался, чтобы дать мне самому возможность действовать, и вновь я оказывался наедине со своей немощью.

Нет-нет, да и проглянет в человеке, который меня постоянно раздражает, а иногда и обижает (который, наверно, глуп или зол, иначе чем объяснить его поведение), лучик чего-то настоящего. Иногда одного слова или улыбки оказывается достаточным, чтобы в мгновения ока поменялось наше отношение к нему. Что это? Только эмоции? Нет – это то подлинное, что есть в каждом, что выше страстей, грехов и всех уродств нашей падшей природы. Это Твой образ, который проступает сквозь корку нашего несовершенства. Он есть в каждом, и иногда Ты открываешь нам глаза – глуп и зол не он (она), а я, потому что не вижу самого главного и очевидного в человеке.

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

Свет во тьме светит, и тьма не объяла его

Темная, непроглядная ночь окутала землю, грозные тучи застилают звездный блеск, и усталый, одинокий путник, пробирающийся через дремучий лес, не видит ничего перед собою; он близок к отчаянию, и ему кажется, что он никогда не дойдет до своей цели, никогда не проберется до обитаемого жилья. Вдруг среди густого мрака блеснуло что-то – где-то далеко загорелся огонек, и в душу странника сразу проник луч надежды, он смелее пускается в путь, и мало-помалу загорается перед ним один огонек за другим; он уже не один – он спасен. Цель кажется ему достижимой, перед ним открывается городок, к которому он спешит.

Не так ли бывает и в жизни? В истории человечества и в личной жизни каждого из нас бывают времена, когда все окутано густым мраком; грех, злоба, неверие, вражда, неправда – вся эта вражья сила приобретает как бы власть над всем человечеством и, застилая от нас всякий свет, не дает нам проникнуть в эту непроглядную тьму Но «свет во тьме светит, и тьма не объяла его» – она его объять не должна. Достаточно загореться одному огоньку, чтобы свет распространился далее; от одной искры может загореться множество огней, и вокруг нас снова станет светло.

Когда мы переживаем безотрадные времена, гнетущие нас своею тяжестью, Господу не угодно, чтобы мы поддавались мрачным мыслям. Он хочет, чтобы мы среди этого мрака, не унывая, стремились постоянно к свету и своим примером сияли ярким огнем правды и добра. Мы в жизни всего более нуждаемся в тихом сиянии любви, распространяемой теми, которые близки к ее источнику, к любви Божественной. Душа, приступающая ежедневно в горячей молитве к Престолу Всевышнего, несомненно, озарится лучом небесного света и исполнит указание ап. Павла: «Преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная» (Рим. 12:2).

Обновившись, она станет способна распространять вокруг себя тихое сияние любви и зажигать в других искру Божию. Тогда свет, наконец, победит тьму, и вечное солнце Правды взойдет снова над нами.

«День за днем. Дневник священника».

 

Страсть…

Ибо иное дело, как я много раз говорил вам, вырвать с корнем малую былинку, потому что она легко исторгается, и иное – искоренить большое дерево.

Один великий старец прохаживался с учениками на некотором месте, где были различные кипарисы, большие и малые. Старец сказал одному из учеников своих: вырви этот кипарис. Кипарис же тот был мал, и брат тотчас одною рукою вырвал его. Потом старец показал ему на другой, больший первого, и сказал: вырви и этот; брат раскачал его обеими руками и выдернул. Опять показал ему старец другой, ещё больший, он с великим трудом вырвал и тот. Потом указал ему на иной, ещё больший; брат же с величайшим трудом, сперва много раскачивал его, трудился и потел, и наконец вырвал и сей. Потом показал ему старец и ещё больший, но брат, хотя и много трудился и потел над ним, однако не мог его вырвать. Когда же старец увидел, что он не в силах сделать этого, то велел другому брату встать и помочь ему; и так они оба вместе едва успели вырвать его. Тогда старец сказал братии: «Вот так и страсти, братия: пока они малы, то, если пожелаем, легко можем исторгнуть их; если же вознерадим о них, как о малых, то они укрепляются, и чем более укрепляются, тем большего требуют от нас труда; а когда очень укрепятся в нас, тогда даже и с трудом мы не можем одни исторгнуть их из себя, ежели не получим помощи от некоторых святых, помогающих нам по Боге».

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

Нападение беса страха

Тебя искушает бес. Один из многочисленных бесов, которые трудятся над погибелью человеческой. Пишешь, что, когда он нападает на тебя, тебе кажется, что весь мир ополчился на тебя, что кругом одни враги, что и Бог ненавидит тебя. Ты спрашивал знающих людей, тебе сказали, что это своего рода безумие. Правда, безумие, верно сказали. И Церковь тебе то же скажет, но Церковь больше скажет тебе, по собственному опыту и знанию. Она скажет тебе, от кого и почему наступает такое безумие. От беса, но по твоим грехам. Церковь и лекарство тебе выпишет – исповедь и покаяние в грехах, и бес отступит от тебя. По своей воле он никогда не отступился бы, но Господь изгонит его. Знаешь из Евангелия, как всемогущий Христос изгонял из людей бесов, как они покорялись Ему, ибо имел Он над ними полную власть.

Но власть Божия над бесами распространяется не только на изгнание их из людей, но и на попущение этим невидимым псам нападать на людей. Поэтому даже бесы в Священном Писании названы Божиими. Мы читаем в Ветхом Завете: /напал злой дух от Бога на Саула/. Он /от Бога/ не потому, что он сродни Богу или от Него исходит; нет, конечно, но потому, что связан Божией властью. Прочти книгу Иова, и ты увидишь, что бес не может напасть на человека, если Бог не попустит.

Если это знаешь, не отчаивайся. Господь всемогущ и многомилостив. Он может отогнать и отгонит от тебя беса страха, который так жестоко мучает тебя. Только признай силу и милость Божию. Затем исповедуйся в грехах, покайся и помолись усердно Всевышнему Богу. Скажи в молитве: «Господи, перед Которым трепещут бесы и всякая тварь, всемогущий и всемилостивый, прости меня, грешного, помилуй и спаси меня ради крестных мук Сына Твоего и Спаса нашего Иисуса Христа!».И не сомневайся нисколько: Господь помилует тебя и отгонит от тебя это ничтожное страшилище.

Бог тебе в помощь!

Письмо святителя Николая Сербского крестьянину С. И.

 

Душа всех упражнений о Господе – «внимание»

Без «внимания» все эти упражнения бесплодны, мертвы. Желающий спастись должен так устроить себя, чтоб он мог сохранять «внимание к себе» не только в уединении, но и при самой рассеянности, в которую иногда против воли он вовлекается обстоятельствами. Страх Божий пусть превозможет на весах сердца все прочие ощущения: тогда удобно будет сохранять «внимание к себе», и в безмолвии келейном, и среди окружающего со всех сторон шума.

Благоразумная умеренность в пище, уменьшая жар крови, очень содействует «вниманию к себе», а разгорячение крови, как-то: от излишнего употребления пищи, от усиленного телодвижения, от воспаления гневом, от упоения тщеславием и от других причин, рождает множество помыслов и мечтаний, иначе, рассеянность. Святые Отцы предписывают желающему «внимать себе» во-первых умеренное, равномерное, постоянное, воздержание в пище.

Проснувшись – в образ ожидающего всех человеков пробуждения из мертвых, – направь мысли к Богу, принеси в жертву Богу начатки помышлений ума, еще не принявшего на себя никаких суетных впечатлений. С тишиною, очень осторожно, исполнив все нужное по телу для вставшего от сна, прочитай обычное молитвенное правило, заботясь не столько о количестве молитвословия, сколько о качестве его, то есть о том, чтоб оно было совершено со «вниманием», и, по причине «внимания», чтоб освятилось и оживилось сердце молитвенным умилением и утешением. После молитвенного правила, опять всеми силами заботясь «о внимании», читай Новый Завет, преимущественно же Евангелие. При этом чтении тщательно замечай все завещания и заповедания Христа, чтоб по ним можно было направлять свою деятельность, видимую и невидимую. Количество чтения определяется силами человека и обстоятельствами. Не должно обременять ум излишним чтением молитв и Писания, также не должно упускать обязанностей своих для неумеренного упражнения молитвою и чтением. Как излишнее употребление пищи расстраивает и ослабляет желудок, так и неумеренное употребление духовной пищи ослабляет ум, производит в нем отвращение от благочестивых упражнений, наводит на него уныние. Для новоначального святые Отцы предлагают частые молитвы, но непродолжительные. Когда же ум возрастет духовным возрастом, окрепнет и возмужает, тогда он будет в состоянии непрестанно молиться. К христианам, достигшим совершенного о Господе возраста, относятся слова святого Апостола Павла: «Хощу убо, да молитвы творят мужие на всяком месте, воздеюще преподобныя руки без гнева и размышления» (1Тим.2:8), то есть бесстрастно и без всякого развлечения или парения. Свойственное мужу еще несвойственно младенцу. Озарившись при посредстве молитвы и чтения Солнцем Правды, Господом нашим Иисусом Христом, да исходит человек на дела дневного поприща, внимая, чтоб во всех делах и словах его, во всем существе его царствовала и действовала всесвятая воля Божия, открытая и объясненная человекам в евангельских заповедях.

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

О смирении

Помню, однажды мы имели разговор о смирении, и один из знатных граждан города Газы, слыша наши слова, что чем более кто приближается к Богу, тем более видит себя грешным, удивлялся и говорил: как это может быть? И, не понимая, хотел узнать, что значат эти слова? Я сказал ему: «Именитый господин, скажи мне, за кого ты считаешь себя в своём городе?» Он отвечал: «Считаю себя за великого и первого в городе». Говорю ему: «Если же ты пойдёшь в Кесарию, за кого будешь считать себя там?» Он отвечал: «За последнего из тамошних вельмож». «Если же, – говорю ему опять, – ты отправишься в Антиохию, за кого ты будешь там себя считать?» «Там, – отвечал он, – буду считать себя за одного из простолюдинов». «Если же, – говорю, – пойдешь в Константинополь и приблизишься к царю, там за кого ты станешь считать себя?» И он отвечал: «Почти за нищего».

Тогда я сказал ему: «Вот так и святые, чем более приближаются к Богу, тем более видят себя грешными». Ибо Авраам, когда увидел Господа, назвал себя землёю и пеплом (Быт.18:27); Исаия же сказал: «окаянный… и нечистый есмь аз» (Ис.6:5); также и Даниил, когда был во рву со львами, Аввакуму, принёсшему ему хлеб и сказавшему: приими обед, который послал тебе Бог, отвечал: итак, вспомнил обо мне Бог (Дан.14:37–38). К

акое смирение имело сердце его! Он находился во рву посреди львов и был невредим от них, и притом не один раз, но дважды, и после всего этого он удивился и сказал: итак, вспомнил обо мне Бог.

Прп. Авва Дорофей «Душеполезные поучения»

 

Нет ничего хуже осуждения

Нет ничего тяжелее, как я много раз говорил, нет ничего хуже осуждения, презрения или уничижения ближнего. Почему мы не осуждаем лучше самих себя и наши грехи, которые мы достоверно знаем и за которые должны будем дать ответ пред Богом? Зачем восхищаем себе суд Божий? Чего хотим от Его создания?

Не должны ли мы трепетать, слыша, что случилось с великим оным старцем, который, узнав о некоем брате, что он впал в блуд, сказал: «О, худо он сделал!» Или вы не знаете, какое ужасное событие повествуется о нём в Отечнике? Святой Ангел принес к нему душу согрешившего и сказал ему: «Посмотри, тот, кого ты осудил, умер; куда же повелишь ты поместить его, в Царство Небесное или муку?»
Есть ли что страшнее сей тяготы? Ибо что иное значат слова Ангела к старцу, как не сие: поскольку ты судия праведных и грешных, то скажи, что повелишь о смиренной душе сей? помилуешь ли ты её, или предашь мучению? Святой старец, поражённый сим, все остальное время жизни своей провёл в покаянии, слезах и в безмерных трудах, молясь Богу, чтобы Он простил ему грех осуждения.

Одному Богу принадлежит власть оправдывать и осуждать, поелику Он знает и душевное устроение каждого и силу, и образ воспитания, и дарования, и телосложение и способности; и сообразно с этим судит каждого, как Он Сам Един знает. Ибо иначе судит Бог дела епископа и иначе правителя мирского, иначе судит дела настоятеля и иначе ученика, иначе старого и иначе юного, иначе больного и иначе здорового.

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

Родительская суббота

Однажды, в советские годы, некая женщина поссорилась с соседкой и решила заделать ей какое-нибудь зло. Посоветовавшись с одной бабкой-колдуньей, она написала ее имя в церковной записке «о упокоении».

В храме, куда женщина подала свою горе-записку служил известный старец, преподобный Севастиан Карагандинский. Его знали как великого молитвенника и поэтому приносили горы поминальных записок. И вот во время совершения Проскомидии – первой части Божественной Литургии, когда священник вынимает из просфор (богослужебного хлеба) частицы в память живых и умерших, старец вышел из алтаря…

«Кто это сделал?» – обратился он, к прихожанам. Ответа не последовало. «Кто записал это имя в записку?» – повторил о. Севастиан. «Я», – из глубины храма к старцу подошла перепуганная женщина. Она узнала свое «поминовение». «Эта женщина, которую вы записали в записке как покойную, жива…».

Старец Севатиан не раз говорил, что когда он поминает перед Жертвенником умерших, все они проходят перед ним и иногда разговаривают. Так вот, женщины, указанной в записке, среди усопших не было.

Таких примеров история знает великое множество. Да и для Церкви никогда не было секретом, что связь между живыми и умершими незрима, но вполне очевидна. Православие воспринимает умерших, как людей изменивших форму бытия, но по сути, оставшимися такими же, как мы людьми. Смерть – это временное состояние, это данность нашей падшей природе. Смерть – это ненормальное состояние человека, ведь каждый христианин исповедует «воскресение мертвых и жизнь будущего века». Об этом говорят сами названия, связанные со смертью: Усопшие — значит уснувшие, а слово «кладбище» происходит от глагола «класть», «клад» — а каждый клад ждет своего часа, чтобы вновь открыться.

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

Что посеет человек, то и пожнет

Что сеял тот сеятель, о котором мы читаем в Евангелии? Он сеял семя благое, живое, бессмертное, и плод, который приносило оно на земле, его воспринявшей, был плод благодатный, пребывающий в жизнь вечную.

Каждый человек что-нибудь да сеет: слова его, поступки его — это семена, которые падают ежедневно и бесследно не пропадут. Они дозревают к жатве, когда пшеница будет убрана в небесную житницу, а сорная трава будет брошена в огонь. Но люди мало об этом заботятся: целыми горстями сеют зло, а о жатве никогда не думают или воображают, что из посеянного зла все-таки в конце концов вырастет добро. Божий глаз за всем этим наблюдает, и Слово Его предостерегает: «Не обманывайтесь, Бог поругаем не бывает… Сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух, от духа пожнет жизнь вечную» (Гал. 6, 7, 8). «Они сеяли ветер, и пожнут бурю» (Ос. 8, 7).

Бурю пожнешь ты, бедный брат мой, если теперь сеешь семена греха и тления; и кто укроет от этой бури твою беззащитную голову? Пшеница укроется в житницу, а ты — где будешь?
Доброе семя — это Слово Божие. Начинай воспринимать его в твою душу, поросшую плевелами и тернием. Оно вырвет их, оно овладеет душой, оно внесет в нее новую жизнь и произведет в ней «сперва зелень, потом колос, потом полное зерно в колосе» (Мк. 4, 28).

День за днем. Дневник священника. 1903 г.

 

Встреча

Один известный философ  девятнадцатого столетия заявлял, что поверит в Бога только в том случае, если Тот явится ему Сам. Но нередко люди забывают о том, что у Бога своя логика. Господь хочет от человека любви, а любовь подразумевает свободу. И если Бог явно явится всем людям, то возможен ли тогда выбор? Вера станет необходимостью. Невозможно верить из страха или по традиции – вера это свобода.

Не нарушая этой свободы, Бог стал Человеком, чтобы навсегда преодолеть разделение между Творцом и творением. И что мы видим в Евангельской истории? Те, кто в сердце готов был принять Господа – принимали. А для остальных находилось тысяча отговорок, чтобы жить так, как жили раньше.

Христос исцелял слепых от рождения, хромых и бесноватых, часто в субботу, но на это отвечали: «Зачем нарушать святой у евреев день, когда не позволялось совершать никакой работы? Твори чудеса в другие дни!», словно чудо было чем-то обыденным. Или: «Он изгоняет бесов силою князя бесовского» (Евангелие от Матфея 9:34).

Господь принимал покаяние блудниц и воров, прощал и призывал к себе кающихся грешников, но и на это находились негодующие, считавшие себя праведниками «Как это Он ест и пьет с мытарями и грешниками?» (Евангелие от Марка 2:16). От Него ждали благ в этой, земной жизни. Ждали здоровья, денег и успеха в жизни, а Он принес на землю настоящее счастье – Царство Небесное.  Не зря сам Христос говорил, что если и из мертвых кто-нибудь воскреснет – не поверят. Так и случилось. Он воскрешал людей и Сам воскрес после крестной смерти, но сколько в мире людей, кто на радостные слова «Христос Воскресе!» отвечает решительное «Не верю!».

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

Я буду с тобой

Когда были сказаны Моисею эти слова? Когда они понадобились ему больше всего на свете и подвигли его на великий, непосильный подвиг? Было время, когда он занимал высокое положение приемного сына царя, когда он считал себя сильным и мудрым и двинулся, в пылу этой силы плотской, на помощь своему народу. Но что из этого вышло? Полная неудача, полное поражение, и Моисею пришлось бежать от разгневанного Фараона и от негодующих на него соотечественников. Тогда настало время его терпения и сокрушения. Пришлось удалиться в пустыню и там исполнять сорок лет самую скромную должность – пасти стада. Там пришлось смириться, умалиться, отречься от себя и собственной силы. Когда этот урок был выучен, Бог призвал готовое орудие на дело и повелел ему идти избавлять народ.

Но самонадеянность исчезла, и великий избранник, считая себя недостойным, неспособным, смиренно просит: «Пошли другого!» Тогда настало время Богу ободрить Своего посланника этим уверением: «Я буду с тобою». Не смущайся, Моисей, твоею немощью, слава Богу, что ты ее сознал и прочувствовал; тебе говорит Всесильный: «Я буду с тобою!» Пусть вдумается в это каждый и извлечет что-нибудь для себя.

Разве многие не знают, что значит броситься самовольно в какое-нибудь дело, предприятие, рассчитывая на собственные силы и умение и опираясь на свои добрые намерения. Богом не посланный и не подготовленный, кидается человек стремительно на тот или другой путь, терпит поражение и часто не понимает, почему. Обходясь без Бога, рассчитывая только на себя, ему приходится испытывать последствия своего самомнения. Дай Бог, чтобы не замедлила такая душа смириться перед Богом, Которого она забыла, сложить свое оружие, которым она действовала, сознать свое бессилие и воззреть на Того, Который смирил ее, чтобы привести к истинной высоте, полной покорности и зависимости от Него. «Без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15:5), – сказал Христос. Скажем на это – да и аминь. Пусть и для нас настанет то время, когда единой нашей опорой и силой будет обетование: «Я буду с тобою».

Из книги «День за днем. Дневник священника» 1903 г.

 

Имей терпение в приходящих тебе искушениях

Всегда Бог помогает, всегда успевает, но требует терпения. Слышит сразу, когда мы взываем, но не так, как думаешь об этом ты.

Ты думаешь, что не дошел сразу твой голос до святых, до нашей Богородицы, до Христа. Но прежде чем ты позвал, святые поспешили тебе на помощь, зная, что ты их призовешь и попросишь у Бога их предстательства.

Однако ты, не видя того, что стоит за видимым, и не зная, как Бог управляет миром, хочешь, чтобы сразу как молния исполнилась твоя просьба. Однако так не бывает. Господь хочет терпения. Ждет, чтобы ты показал свою веру. Не только то будет молитвой, если кто-то говорит как попугай. Необходимо, чтобы он содействовал тому, о чем молится, и затем умел ждать. Вот совершилось то, чего ты вчера и позавчера желал. Однако ты понес убыток, ибо не имел терпения ждать. Тогда бы приобретал вместе и то и другое: временное и вечное.

Сейчас ты гневаешься, и унываешь, и печалишься, думая, что медлит с ответом Небесный Отец. А я тебе говорю, что и это совершится, как ты того желаешь, непременно совершится, но потребуется сначала молитва от всей души, а затем – ждать. И когда ты перестанешь вспоминать о просимом и этого просить, тогда оно тебе придет как дар за твое терпение и ожидание. Когда, молясь и прося, приближаешься к отчаянию, тогда близ тебя исполнение просьбы.

Какую-то сокрытую страсть хочет исцелить в тебе Христос и поэтому откладывает подачу просимого. Если же получишь ранее, когда ты просишь, страсть твоя остается неисцеленной. Если ждешь, то получаешь и просимое, и исцеление страсти. И тогда радуешься великой радостью и горячо благодаришь Бога, Который все мудро устраивает и делает все к нашей пользе.

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

 

Суть пути жизни человеческой

Представьте себе круг, начертанный на земле, средина которого называется центром, а прямые линии, идущие от центра к окружности, называются радиусами.

Теперь вникните, что я буду говорить: предположите, что круг сей есть мир, а самый центр круга — Бог; радиусы же, т.е. прямые линии, идущие от окружности к центру, суть пути жизни человеческой.

На сколько люди входят внутрь круга, желая приблизиться к Богу, на столько, по мере вхождения, они становятся ближе и к Богу, и друг к другу; и сколько приближаются к Богу, столько приближаются и друг к другу; и сколько приближаются друг к другу, столько приближаются и к Богу. Так разумейте и об удалении.

Когда удаляются от Бога и возвращаются ко внешнему, то очевидно, что в той мере, как они исходят от средоточия и удаляются от Бога, в той же мере удаляются и друг от друга; и сколько удаляются друг от друга, столько удаляются и от Бога.

Таково естество любви: на сколько мы находимся вне и не любим Бога, на столько каждый удален и от ближнего. Если же возлюбим Бога, то сколько приближаемся к Богу любовью к Нему, столько соединяемся любовью и с ближним; и сколько соединяемся с ближним, столько соединяемся с Богом.

Преп. авва Дорофей «Душеполезные поучения» V или VI вв.

 

Сокровенный сердца человек

Каждый из нас живет двойною жизнью. Есть человек внешней жизни, каким он представляется посторонним, и есть человек сокровенной жизни, каким он предстоит перед Богом. Кто-то даже сказал, что в каждой личности сидят четыре человека: тот, которого люди знают; тот, которого близкие друзья знают; тот, которого он сам знает, и тот, которого Бог знает. Эти четыре человека друг на друга большею частью мало похожи.

Человек не тот, каким он кажется не только людям, но даже и себе. Тот, которого знает и видит Бог, – это сокровенный человек без притворства, без лжи, без всякой прикрасы.

Помнится у родительского дома одна тяжелая доска, которая лежала прямо на земле, на заднем дворе. Мы, дети, иной раз подбегали к ней и с большим усилием приподнимали ее, чтобы посмотреть, что там под нею. Ах, какой ужас! Ползли во все стороны какие-то серые, отвратительные гады, и как они прятались от света! Мы скорее опускали доску, убегали подальше, а потом опять приходили посмотреть.

Пожалуй, у каждого есть такая доска в душе и в жизни. Наружная сторона ее, может быть, полированная, изящная, она нам самим нравится, и мы охотно показываем ее другим. Но есть внутренняя сторона, спрятанная, темная, которая к земле приникла и все нечистое прикрывает. Поднять надо эту доску, пусть пропитается она насквозь светом Божиим, пусть очистится внутренность, и пусть предстанет пред Богом сокровенный человек, Ему угодный, которого «грех покрыт, и в чьем духе нет лукавства» (Пс. 31:1).

Из книги «День за днем. Дневник священника» 1903 г.

 

И если опять упал – поднимайся!

Неудивительно споткнуться тому, кто бежит. Только надо ему иметь терпение и покаяние в каждое мгновение.

Посему постоянно полагай покаяние, когда ошибаешься, и не теряй времени. Ибо сколько медлишь ты попросить прощения, настолько даешь позволение лукавому простирать в тебе корни. Не позволяй ему нервировать тебя, тебе же в ущерб.

Итак, не отчаивайся, падая, но, поднимаясь с готовностью, полагай покаяние, говоря: «Прости меня, Христе мой, человек есмь, и немощен».

Это – не оставление. Но так как у тебя пока еще много мирской гордости и много тщеславия, попускает тебе Христос наш ошибаться и падать, чтобы узнавал ты каждый день чувственно свою слабость и терпел согрешающих, чтобы не осуждал ты братьев, если они ошибаются, а носил их немощи.

Не скрывай печаль в своем сердце. Ибо радость лукавого – это печаль и уныние, из которых рождается много всего, от чего душа наполняется горечью, тогда как расположение кающегося говорит: «Согрешил, прости меня, Отче!» И так прогоняет печаль. «Разве, – говорит он, – не человек я немощный? Что мне еще делать?» Воистину, чадо мое, это так. Имей отвагу.

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

О приготовлении к молитве

«На небе слышен голос не уст, а сердца» – пишут святые отцы. «Молиться надо искренне, от чистого сердца» – это их завет. Но на молитве между нами и Богом стоят грехи, будто густой туман, будто стена, из какой то плотной и липкой мглы, и в этой мгле ползают как скорпионы наши страсти. Молиться надо искренне; между тем наша молитва совершается где-то вне души и ума, а сердце пребывает в своей жесткости.

Что нам делать? Как принудить себя к молитве? Вначале надо поблагодарить Бога, что Он еще не отвернулся от нас, что если бы не Его благодать, мы даже не вспомнили бы о молитве. Затем, перед молитвой надо принести покаяние; самое главное – найти свой «любимый» грех, ту страсть, с которой нам больнее всего расстаться; осудить себя за эту страсть, мысленно отринуть ее, вырвать из души, как вырывают больной зуб, призвать силу гнева – то, что святые отцы называют раздражительной силой, решить с этих пор бороться с ней; показать эту страсть самому себе в ее самом низком и позорном виде, довести до своего сознания, что эта страсть как змея пьет кровь нашей души, делает нас бессильными и отравленными, что от борьбы с этой страстью зависит наша жизнь и смерть. Если человек примет такое решение, то уже молитва его перестанет быть поверхностной и пустой как шелуха; его душа начнет откликаться на слова молитвы вначале еще глухо, со стоном, как бы шепотом, как говорит очнувшийся от беспамятства больной.

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

Игра в духовность

Откровенная, честная душевность не так уж и плоха, — дружат же люди между собой, помогают друг другу. Какая-нибудь бабулька-прихожанка, может быть, звезд с неба не хватает и о духовном послушании даже понятия не имеет, зато батюшке подрясники чинит и пироги его семье по праздникам печет. Батюшка поминает ее на проскомидии, а она его считает духовным отцом. Ну и слава Богу!

Гораздо хуже этой простоты игра в духовную жизнь. В нее склонны играть и пастыри, и овцы. Как приятно, читая жития древних преподобных отцов или близких к нам по времени Оптинских старцев, представлять и себя таким, как они. Тем более, что и люди уважают и даже говорят: «Батюшка, спасибо вам за молитвы — я выздоровела». Чем не «дар исцелений»? Или: «Батюшка, вы сегодня на проповеди ну прямо про меня все сказали». Это уже «прозорливость». А когда прочитаешь про праведного Алексия (Мечева), что он был «старец городской», то думаешь: «Ну, вот! И я тоже — старец городской!» И духовное чадо подыгрывает этой фальши: «Батюшка, как благословите, так и сделаю», а подразумевает, что сделает, если батюшка благословит так, как он хочет. Как пошутил по этому поводу один прихожанин: «Я за послушание, что хочешь выпью».

Есть опасность для духовника принять уважение и любовь со стороны паствы за признак своей духовной одаренности и едва ли не святости.

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

Чего искать в общении со священником или духовником

В книге преподобных Варсонофия и Иоанна дается ценнейшее наставление, что истинные духовные чада, храня веру к отцу, «смотрят на конец дела — на славу Божию, в них проявляемую» (ответ 379). То есть в общении с наставником нужно искать духовного преуспеяния. В этом смысле отвержение своей воли ради воли Божией само является благом.

Но сплошь и рядом люди ждут от общения с духовным отцом лишь душевного утешения, душевной поддержки, житейского совета. Ждут и благословения, но в каком смысле? Нужно было бы искать постижения Божией воли о себе: «Господи, если я задумал угодное Тебе, помоги, а, если заблуждаюсь, разрушь мой замысел». Вместо этого обычно ищут получить как бы божественный мандат на совершение своей воли.

Юноша собрался поступать в институт: «Батюшка, куда мне поступать — в Рыбный или в Высшую школу экономики?» Он надеется, что как батюшка скажет, туда он и поступит. А если не поступит никуда, то значит батюшка плохой и не духовный или вообще Бога нет. Задавая вопросы своим духовникам, прихожане, как правило, ищут не спасения души, а помощи в житейских обстоятельствах. Само по себе оно неплохо, но не нужно бы называть такое общение духовничеством. Однако не только чада, а и отцы не все это понимают.

Получается иногда весьма интенсивная как бы духовная жизнь. С долгими как бы исповедями (на самом деле — разговорами по душам) и как бы послушанием (на самом деле — своеволием под прикрытием благословения).

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

Не в силе Бог, а в правде…

Мы привыкли к тому, что святые Православия – это кроткие и смиренные монахи-пустынники или мученики, которые расстались со своими жизнями ради Христа, но человеческие судьбы намного разнообразнее. Каждый человек, чем бы он не занимался, может прийти к Богу. Царство Небесное обретается внутри нашей души, никакие внешние обстоятельства не могут отлучить человека от Бога, если он внутренне он связан с Господом. Русская Церковь знает целый сонм святых князей – защитников Отечества, которые среди мирской жизни, войн и раздоров, сумели сохранить верность Богу и душевный мир.

Отличительной чертой наших древних правителей было то, что они рассматривали свою, говоря современным языком, должность, не как привилегию, а как огромную ответственность, то, за что предстоит ответить перед Богом. Не этим ли объясняется самоотверженность русских князей по защите своих территорий и заботе вверенном народе. Конечно, не стоит идеализировать всех. В истории были и правители, которые раздирали Русь междоусобными войнами, кровопролитием и враждой племен,  но очень многих князей сам народ назвал святыми, что в последствии подтвердила и Церковь, канонизировав их.

Среди них был знаменитый князь Александр Невский, на долю которого выпало тяжелое время монгольского ига, когда русские города лежали в разрухе, и народ стонал под тяжестью дани, и набегов татар. А с Запада угрожала другая опасность – желание Рима править Россией. И если на востоке города и села были опустошены  монголами, то на северные области, из-за болот и лесов не могла проникнуть их конница, двигались полки крестоносцев, направленных папой римским.

Князь Александр, которому было двадцать лет, вступил в правление Новгородом. Кроме опасности от внешних врагов, Новгород имел и внутренние раздоры. Но даже новгородцы с ихсвободным, а иногда и грубым нравом называли своего правителя «князь наш святой». Он пытался умирить бурление страстей на собраниях, но не «княжескими» методами, а словом и советом. Александра называли «другом нуждающихся», потому что во время часто постигавшего Новгород голода, он буквально опустошал казну, чтобы помочь голодным жителям. Князь, удивительным образом сочетал в себе благочестие, молитву и пост с главным своим предназначением – защитника Отечества. Мужество и доброта, меч и любовь, сила и кротость – казалось бы, несовместимые понятия, но христианин призван исполнять свой долг в любом месте и при любых обстоятельствах.

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

Зачем нужна дорога, если она не ведет к храму?

В восьмидесятых годах на экраны вышел грузинский фильм «Покаяние». После многих лет атеистической пропаганды это был некое откровение о духовной жизни. Так вот, в конце фильма одна старушка спрашивает главную героиню, правильно ли она идет к храму. На что получает ответ, что по этой дороге до церкви не дойдешь. «А зачем нужна дорога, если она не ведет к храму?», — удивленно заметила бабушка.

Действительно, до революции крупные улицы городов заканчивались или начинались храмами – это хорошо видно в исторической части Москвы и других городов.
Но не так обстояли религиозные дела в древнем Израиле. На всю страну, на многочисленный в то время еврейский народ Господь повелел построить один единственный храм, куда каждый верующий иудей (а неверующих тогда не было) должен был прийти несколько раз в год на большие праздники.

Идея эта понятна: среди языческого мира, поклонявшегося солнцу, луне или идолам, был единственный народ, которому Бог дал истинное Откровение, чтобы через него просветить, в конце концов, всех людей земли.  Этот народ имел один храм как доказательство того, что у них Один Истинный Бог и его можно найти только здесь.
Если взять в руки Библию, то мы увидим, что большая часть ее – Ветхий Завет – история о том, как народ избранный Богом для особого служения в этом мире, постоянно уклонялся от своего назначения. История того, как Бог воспитывал человечество на протяжении тысячелетий, и особенно еврейский народ, порой страшными методами – кровопролитными войнами, пленениями враждебными государствами, бедствиями и другими средствами. Воспитывал Он в них одну единственную мысль, которую никак не мог усвоить ветхозаветный человек – без Бога он погибнет.
Но была еще одна мысль, которую Господь пытался вложить в души людей. Если они будут с Богом, тогда что?

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

От гордыни

Всё – от дара Божьего, нашего собственного не имеем ничего.
Так вот, всякий, кто желает и просит получить благодать, чтобы Бог дал ему дар, должен, во-первых, хорошо познать свое собственное существо – «познай самого себя». Ибо у каждой вещи есть начало, и если не узнаешь начала, не окажется тебе в конце и добра.

Итак, и начало и истина – это познать, что ты ничто, ноль, и из ничего произошло все. Рече и быша, повеле и создашася. Сказал, и стала земля, и, взяв глину, создал человека: без души, без ума – простого глиняного человека. Это – само твое собственное существо. Это все мы. Земля и месиво.

Итак, в тебя вдохнул Творец и дал тебе дух жизни. И вот сразу ты стал разумным человеком. Ты говоришь, трудишься, пишешь, учишь… Однако не забывай, что корень твой – земля. И если возьмет дух Тот, Который тебе его дал, ты опять пойдешь на чурбаны.

Поэтому «помни последняя твоя и не согрешишь вовек».

Вот ты узнал, что ты – глина, нищ и наг. Теперь же проси от Могущего воссоздать естество и обогатить тебя. И если Он тебе даст, много или мало, окажи почтение своему Благодетелю и не присваивай чужое как свое.

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

Путь долга

Единственный верный путь в жизни – в исполнении нашего долга. Тот, кто хотя бы на время сворачивает с этого пути, подвергается большой опасности. В борьбе опасность никогда не бывает так велика, как в уклонении от этой борьбы. То же самое можно сказать про все пути нашей земной жизни. Уклоняться от прямой обязанности всегда гораздо страшнее, чем сама эта обязанность, как бы тяжела она ни была.

Мы часто избегаем ответственности, говоря, что не можем взять ее на себя. Но, избегая ее, мы встречаем несравненно большее затруднение. Гораздо легче исполнять то, что нам послано Господом, как бы оно ни было трудно, чем взять на себя ответственность неисполнения этого долга.

Господь неоднократно обещал нам, что нам будет дано достаточно сил для выполнения всего, что на нас возложено. Но, когда мы уклоняемся, мы уже не можем рассчитывать на помощь свыше и несомненно понесем последствия нашей непокорности.

Мы все теряем, когда упускаем случай, посланный нам для нашего блага. Самому выбирать свой путь опасно и бесполезно. Предоставим Господу указать нам его и будем исполнять то, что нам указывает наш долг, не рассуждая, не уклоняясь от него, а уповая на милосердие Божие и Его помощь.

Из книги «День за днем. Дневник священника» 1903г.

 

Собор Небесных сил

Как отличается взгляд на окружающую действительность ребенка от взгляда взрослого человека! Кто из нас, будучи ребенком, не верил в существование невидимого мира? Мира, который скрыт от взрослых, вечно занятых разрешением насущных проблем, куда-то бегущим и чем-то озабоченным; но неизменно открывающегося на каком-то интуитивном, подсознательном уровне каждой детской душе. Мира загадочного и странного, но такого интересного. Каких только существ в нем не было – и добрые друзья, помогающие в трудностях и страшные чудовища, обитающие под покровом ночи и пугающие одним своим видом. Что это было? Бурная детская фантазия, способ осмысления мира или разыгравшееся под влиянием сказок воображение? А может это лишь часть окружающей нас реальности, которую мы просто не замечаем в своей шумной и повседневности?
Детство проходит. Проходит и ощущение присутствия в нашей жизни этих загадочных существ. Но, придя в Церковь, человек узнает, что его детские, а нередко и взрослые (что тоже бывает), переживания невидимого мира вовсе не выдумка.

Церковь свидетельствует, что наш мир состоит не только из материальных предметов и населен не только существами, имеющими плоть и кровь, но и Ангелами – духовными, бесплотными, а значит и невидимыми существами, которых нельзя воспринять нашими пятью чувствами, но можно почувствовать тем, что является общим для Ангела и человека – душой.
Люди, которые смогли сохранить в себе чистоту детства со всей ее радостью и непосредственностью, или люди стяжавшие эту чистоту, уже будучи в зрелом возрасте, а то и старики – те, кто исполнил слова Спасителя: «Истинно говорю вам: кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него». (Мк10:15) – святые, также входят в общение с духовным невидимым миром. Рассказами о встречах святых людей с Ангелами полны как древние патерики, так и жизнеописания святых — наших современников. Для них невидимый мир был так же естественен, как и материальный, ведь они уже при жизни смогли приобщится к нему. В качестве примера можно привести слова греческого старца нашего времени — иеромонаха Иакова.

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

О благодати

Знай, что всегда благодать предшествует искушениям как некое извещение для предуготовления. И сразу, когда видишь благодать, напрягись и говори: «Пришло объявление войны! Берегись, смотри, откуда протрубит битву зловредный». Часто он приходит вскоре, а часто – через два или три дня. Во всяком случае, придет. И пусть будут укрепления прочными: исповедь каждый вечер, послушание твоему старцу, смирение и любовь ко всем. И так облегчишь скорбь.

Так вот, тот, кто молится, просит оставления грехов, просит милости Господней. И если он просит слишком многого прежде времени, Господь этого ему не дает. Ибо Бог это дает по чину. И если ты, прося, надоедаешь Ему, Он позволяет духу прелести притворяться благодатью и прельщать тебя, показывая тебе одно вместо другого. Поэтому неполезно просить чрезмерности. Ты же имей чистое покаяние, оказывай всем послушание, и благодать придет сама, без того, чтобы ты просил.

Человек, как лепечущий младенец, просит у Бога Его святую волю. Бог как преблагой Отец дает ему благодать, но дает ему и искушения. Если он безропотно вытерпит искушения, получает прибавление благодати. Насколько больше он получает благодати, настолько и прибавление искушений.

Бесы, когда приближаются и трубят о сражении, не идут туда, где ты их победишь без сетований, а проверяют, где у тебя слабость. Там, где ты их нисколько не ожидаешь, они пробивают стены крепости. И когда они найдут душу немощной и участок слабым, всегда там его и побеждают и делают его виновным.

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

Чтобы ничего не пропало

«Соберите оставшиеся куски, чтобы ничего не пропало» (Ин. 6:12)

Не странно ли, что Тот, Кто так легко мог накормить пять тысяч человек пятью хлебами, заботился о сбережении остатков? Но если даже мы имеем все в изобилии, ничего не должно быть потеряно. То же правило применяется и к употреблению времени. Время такое сокровище, которое не должно тратиться даром. А как много потерянного времени в нашей жизни. Если бы сосчитать все минуты, которые пропадают у нас каждый день без употребления, насчитались бы целые годы. Сколько добра можно было бы сделать в это время, которое ушло безвозвратно.

Силы наши также принадлежат Богу, и их мы не должны расточать понапрасну на пустое и ненужное. Все они пригодятся для дела Божия. Не будем же тратить их бесполезно, но посвятим Господу.

Мы должны будем ответить перед Богом за все то, что мы получили от Него, за каждую праздную минуту, за каждое лишнее слово Господь с нас взыщет. Он укажет неумолимо каждой душе, к чему она предназначалась и что ею было утрачено в пустословии и праздности.

«День за днем». Дневник православного священника. 1903 г.

 

Больным Исцеление, страждущим Покров

Не секрет, что наше общение с Богом часто начинается тогда, когда, жизнь устраивает нам испытания, происходят какие-то неурядицы или начинаются проблемы.

Но внимательный человек осознаёт, что многое в его судьбе происходит совсем не случайно. Житейский опыт позволяет увидеть закономерности в нашей действительности. Как раз на это Господь и рассчитывает, «наказывая» людей.

Немногие знают, что древнее слово «наказ» означает «урок». Православная вера далека от того, чтобы думать о Боге как о некоем тиране, который мстит людям за их грехи. Бог посылает человеку скорби и невзгоды для того, чтобы «встряхнуть» его. Потому, что иногда, только выбившись из привычной колеи, люди могут посмотреть на мир иначе: увидеть то, что является истинной ценностью.

Но есть у скорбей и невзгод и еще один смысл. Они таинственным образом очищают человека. «Иди и больше не греши», — не раз повторял Спаситель, исцеляя людей. Этим Он указывал на главную причину наших бед: живя греховно и забывая Бога, люди сами себя лишают источника настоящей, полноценной жизни, довольствуясь каким-то сомнительным суррогатом.

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

У Бога все живы…

Всем знакома горечь потери близкого человека, унесенного смертью. Сколько поколений умерли, но в сердцах близких, как правило, остается чувство недосказанности, незавершенности. Смерть приходит всегда неожиданно, даже после долгой болезни. Не успели попросить прощения, сказать, как любим, сделать чего-то главного… А теперь поздно – расстались навсегда. Или нет?

«У Бога все живы» — это известное выражение отнюдь не метафора. Человек не исчезает без следа, душа продолжает жить и после разлучения с телом. Он рождается в новую жизнь, оставаясь, при этом, самим собой. Как ребенок до рождения и после — один и тот же человек, меняется лишь форма его жизни. Несомненно, и то, что с людьми отшедшими в другой мир можно общаться. Родственники человека, находящегося в коме разговаривают с ним, несмотря на то, что его уши и мозг бездействуют. В них жива  надежда быть услышанными.

Именно на этом утверждении основана церковная традиция поминовения усопших. Церковь не называет своих людей умершими, но усопшими, т.е. уснувшими, а значит, они рано или поздно проснуться.

Родительские субботы – это те дни в году, которые Церковь всецело посвящает поминовению усопших. Само слово «суббота» означает «покой». Поминовение – это не просто воспоминание того, каким хорошим был человек, это прежде всего молитва о упокоении его души в месте «где нет болезни, ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная». Это место лишь одно во Вселенной – оно рядом с Богом.  Душа может упокоится только в Господе. Поэтому общение с усопшими не допускает праздных разговоров: им уже все равно поднялись или опустились цены, что нового в политике и т.д. Для них теперь самое главное — найдут ли они что-то общее с Богом, иначе душа будет чувствовать себя невыносимо одинокой.

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

О благодарности

Чувство благодарности это одно из естественных и, в то же время, благородных чувств, свойственных человеку. Благодарность это память о полученном добре, которая хранится в сердце, как бы написанная на камне, выражается в желании ответить добром за добро. Можно сказать по-другому: благодарность это теплое чувство, которое создает особое эмоциональное поле между людьми. Благодарность – удел смиренных; гордый не может быть благодарным, так как ему кажется, что он заслуживает только восхищение за свои личные достоинства. Благодарность духовно сближает людей, устраняет недоверие и подозрительность, и даже врагов делает друзьями. Однако здесь могут возникнуть неправильности и ошибки, о которых следует помнить.

Основа христианства – любовь. Деятельное выражение любви – жертва. Милостыня — это вид повседневной жертвы, в которой сгорает, как в огне, человеческий эгоизм. Господь сказал: «Лучше давать, не­жели брать».

Любовь ничего не считает своим. В христианстве дар и милостыня имеют не только нравственное, но и мистическое значение: дать ради Христа или сделать ради Христа — это дать Самому Христу через чело­века. Слово «милость», прежде всего, это не поступок, а душевное расположение. Милость — это сострадание, сопереживание; милость — это одно из свойств духовной любви, это чувство единства человеческого рода. Для милостивого каждый чело­век — это его близкий.

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

О гневе

Гнев сам по себе естествен. Как неpвы в теле, так и он – неpв дyши. Но каждый должен им пользоваться пpотив демонов, страстей и всего пpепятствyющего пyти Божию. Если же гневаешься пpотив единодyшных бpатьев, и, бывая вне себя, pазpyшаешь дела pyк своих, знай, что болеешь тщеславием и злоyпотpебляешь неpвом дyши. А избавляешься любовью ко всем и истинным смиpением.

Когда найдет на тебя гнев, закpой кpепко pот и не говоpи с оскоpбляющим, или позоpящим, или обличающим, или многообpазно тебя искyшающим без пpичины.

И тот самый змей гнева веpнется в сеpдце, подойдет к гоpлy и, посколькy ты емy не дашь выхода, yдавится и лопнет. И когда это повтоpится несколько pаз, yменьшится и пpекpатится совсем.

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

Три врага

Три врага воюют с человеческим родом: бесы, наше собственное естество и привычка. Вне этого другой войны не существует.

Так вот, если удалишь беса, который мучает все человечество, тогда мы все будем хорошими. Вот кому ты должен приписать несправедливость, его ненавидеть, его осуждать и до конца иметь его врагом.

Другой враг, как мы сказали – это естество, которое, как только человек познает мир, сопротивляется закону духа и требует всего, что на погибель душе. Вот и другой враг, который достоин ненависти до конца твоих дней. Его ты должен судить и осуждать.

Есть у нас вдобавок и третий враг – привычка, которая, поскольку мы привыкаем делать всякого вида зло, становится для нас навыком, занимает место второй натуры и содержит грех как закон. И таким же образом требует равной борьбы, чтобы приняли мы божественное изменение и избавление. Итак, вот и третий враг, который достоин совершенной ненависти.

Если хочешь, чтобы твой ближний во всем был хорошим, как это тебе нравится, отдели от него этих трех врагов благодатью, которой обладаешь. Вот что справедливость, если хочешь ее найти, – совершай молитву Богу, чтоб Он его избавил от этих врагов. И тогда будет у вас согласие.

Если же ты захочешь по-другому найти справедливость, то будешь всегда неправ и, следовательно, благодать будет вынуждена уходить-приходить, пока не найдет упокоения в твоей душе. Ибо человек имеет право столько благодати иметь в себе, насколько с благодарностью терпит искушение, насколько он безропотно несет тяготу ближнего.

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

Уныние…

«Илия отошел в пустыню, и пришед сел под можжевеловым кустом, и просил смерти себе и сказал: «довольно уж, Господи, возьми душу мою» (3 Цар. 19, 4).

У кого в минуту уныния не звучали в сердце эти слова. Разные обстоятельства, не важные сами по себе, соединились против пророка и стали как бы поперек его пути. Он только что расстался со своим верным помощником и слугою и блуждал целый день по песчаной пустыне под жгучими лучами солнца. И под вечер, изнемогая от усталости и голода, бросился под дерево. Не мудрено, что он упал духом под гнетом физической усталости и что недовольство собой вызвало в нем мрачные мысли.

Прогневался ли на него Господь за такое уныние? Он не сказал ему ни слова упрека. Пророк Илия изнемогает от усталости, и Господь «возлюбленному Своему дает сон» (Пс. 126, 2). Он голоден, и хлеб послан ему, он жаждет, и перед ним является кувшин с водой. Итак, Отец Небесный восполнил все его нужды; и, укрепленный, с обновленными силами, Илия встает, готовый взяться снова за свое дело.

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

О помяннике

Почти у каждого христианина имеется маленькая книжка, называемая помянник — образ древнего диптиха, где написаны имена живых и усопших.
Что означают эти имена?

Каждое имя знаменует собой человека: в списке живых — человеческую личность, в списке умерших — душу, ушедшую в другой мир — в неведомое нам бытие.
Помянник это то духовное поле, на котором мы невидимо встречаемся с душами живых и усопших, не только с ними, но и с их ангелами-хранителями. Помянник — это связь между живыми и мертвыми, между всеми, кто носит имя христианина, связь через благодать, где нет препятствий и расстояний, нет далеких и близких, нет разделения и различия между живущими на земле и теми, кто находится под землей, чьи тела пребывают в могилах, как на своих ложах до воскресения из мертвых. Мы все находимся в духовном граде, имя которого Церковь.
Помянник это место встречи; путь туда лежит через человеческое сердце. Только голос сердца слышан на небе, а слова одних уст бесследно растекаются по воздуху и исчезают, как рябь на поверхности воды. Нерадивая молитва не единит человеческих душ; она похожа на цепь с разорванными звеньями. Под каждый именем скрыт человек, с его нуждами, страданиями и болью. Каждое имя это уста, которые просят нас о помощи, особенно имена умерших — это беззвучные крики из могил. Мы должны обращаться с именами, словно с теми людьми, которые скрыты под ними, как под завесой.
Есть обыденное выражение «читать помянник». Как часто мы делаем это буквально — читаем, а не молимся, перечисляем имена, будто отсчитываем камушки, а нередко читаем с отключенным сонным сознанием, расслабленной волей, рассеянными мыслями, как будто слепыми глазами.

Нажмите, чтобы продолжить читать...

 

Пути Господни неисповедимы

Во времена земной жизни Иисуса Христа в древней столице Греции жил философ и ученый Дионисий, получивший хорошее образование, и долгое время изучавший астрономию. Он считал себя человеком знающим и грамотным во многих вопросах. Но однажды на его глазах случились два события, которые заставили взглянуть на мир другими глазами.

Первое событие, на первый взгляд, вполне заурядное: Дионисий увидел на небе солнечное затмение. Но для искушенного взгляда астронома был поразителен масштаб этого явления: «Это или Бог, Создатель всего мира, страждет, или этот мир видимый кончается», — сказал тогда Дионисий. Знал ли он, что в этот самый момент в близлежащей Палестине на кресте умирал Богочеловек Иисус Христос, пришедший спасти этот мир от рабства греха? Вся земля в этот момент скорбела, почувствовало это и сердце Дионисия – хотя и язычника, но человека искреннего и ищущего истину.

Дионисий находился в это время в Египте. Через некоторое время, вернувшись на свою родину – в город Афины, он стал членом Ареопага, верховного афинского суда. Этот суд занимался не только рассмотрением уголовных и гражданских дел. Здесь, в центре эллинского мира выносились на суд философов и ученых все новые учения, теории и догадки. Именно здесь случилось второе событие, открывшее новую страницу его жизни — в Афины пришел апостол Павел.

Обойдя полмира с радостной вестью о том, что смерти больше нет, апостол пришел в столицу греческого мира. И конечно, это новое учение первыми услышали находившиеся в ареопаге – элита и простой народ, который очень любил слушать все новое.

Нажмите, чтобы продолжить читать...